Городской портал
> Новости
Новости

Конфликт на острове Даманский: что делали китайцы с телами советских солдат 

Конфликты между русскими и китайцами начались в XVII веке, когда казаки впервые появились на берегах Амура. Маньчжурский император династии Цинь Сюанье не раз посылал свои войска очистить от пришельцев берег реки, который китайцы считали «своим». «Своим» они считали еще много чего — даже русский острог Нерчинск и Приморье. Позже между странами был подписан договор, по которому граница между странами шла по правому берегу Амура и по левому берегу Уссури, однако, в картах, которые служили приложениями к договору, было много неточностей, что стало залогом пограничных конфликтов XX века. От дружбы — к вражде Обострение отношений началось после смерти Сталина, когда на XX съезде КПСС генеральный секретарь ЦК Никита Сергеевич Хрущев развенчал «культ» вождя и объявил о походе против «советского ревизионизма». Это было воспринято Китаем как предательство идей революции, и «Великий кормчий» Поднебесной Мао Цзедун заявил, что отныне СССР опаснее американских империалистов. В напряженной обстановке китайцы потребовали проведения демаркационной линии по середине рек, Хрущев отказался. Остров Даманский на Уссури был выбран в качестве места для провокации не случайно — если бы началась война, китайцы могли перейти Уссури и отрезать Владивосток от остальной территории СССР. Поначалу столкновения носили «мирный» характер: осенью 1968 года граждане Китая на острове стали демонстративно заготавливать сено, а к берегам Уссури стали подтягивать «сельскохозяйственные» дивизии. Когда Уссури замерзла, они стали выходить на лед с портретами Мао, показывая русским, где по их мнению должна проходить граница. Первый бой  Советские пограничники стали выставлять на острове наряды, а позже на помощь заставе Новомихайловка был выслан отряд из Имана. Чаще всего пограничникам удавалось мирно оттеснить китайцев, но со временем хунвэйбины становились все агрессивнее и начинали отбиваться кулаками и дубинками. А 2 марта 1969 года триста китайских солдат устроили на острове засаду. Когда ранним утром пограничники Новомихайловки увидели, что с вражеского поста Гунса вышло 30 вооруженных до зубов солдат и демонстративно пошло к острову, наперерез им с заставы выехала «тревожная» группа, которая и попала «под раздачу» Кроме этого, китайцы открыли минометный огонь. С советского берега в бой вступил БТР с крупнокалиберным пулеметом. Ядро «тревожной» группы сумело сдержать четыре атаки, после чего подоспело подкрепление с погранзаставы, и провокаторы были вынуждены оставить остров, забрав с собой убитых и раненых. В этот день погиб 31 советский пограничник, причем, 14 человек с начала были только ранены, и они остались бы в живых, если бы не китайцы, которые ножами, штыками и даже прикладами, уродуя лица молодых бойцов, добивали их. Военный медик Вячеслав Иванович Квитко, входивший в спецкомиссию, указывал, что раненых «позже, по-фашистски, добивали ножами, штыками и прикладами. Об этом неопровержимо свидетельствуют резаные, колотые штыковые и огнестрельные раны. Стреляли в упор с одного—двух метров. Именно так были убиты бойцы Стрельников и Буйневич». Советских героев, которым было по 19—20 лет, хоронили с лицами, закрытыми полотенцами, — все это запечатлел военкор Владимир Гречухин. Участник событий Геннадий Орлов вспоминал, что «наших мучили и живых, и после смерти. резали, разбивали головы…» Сильно не повезло ефрейтору Павлу Акулову — его раненого, возможно, приняв за своего, враги утащили с собой. О дальнейшей судьбе срочника ничего не известно. По одной версии, его посадили в клетку и возили вдоль границы как «советского ревизиониста», по другой он очень быстро умер от ран, помощь ему не оказали, — об этом в своей книге пишет Дмитрий Сергеевич Рябушкин («Мифы о Дамаском»). Позже, уже в апреле, останки ефрейтора были обменены на останки китайского солдата на заставе пограничного отряда в Камень-Рыболовске. Согласно заключению медиков, Акулов умер от ран вскоре после пленения, однако некоторые очевидцы утверждают, что бойца подвергали пыткам, у него были вырваны почти все волосы, а те, что остались, поседели. Похороны проходили в Имане вплоть до 8 марта, Министерство обороны СССР «милостиво» позволило приехать на похороны «срочников» только двум членам их семей. Покой нам только снится: второй бой  Второй, гораздо более жестокий бой начался ранним утром 15 марта. Теперь советским пограничникам противостояла целая дивизия, но и на советском берегу Уссури в районе острова была собрана серьезная группировка. Бой оказался жестоким. Китайцы шли в атаку волна за волной, и только танки сумевшие прорваться на остров, дали советским бойцам возможность продержаться до подхода 135-й мотострелковой дивизии. Противник был сдержан лишь после того, как по нему открыли огонь из новейших ракетных установок «Град». Причем, приказ этот не был санкционирован свыше — советское правительство опасалось, что подключение артиллерии может вывести конфликт на новый уровень и начнется полномасштабная война с Китаем. Огненный шквал буквально смел противника с острова, но долгое время реальные потери китайцев не были известны. Советское командование оценивало их в 500–600 человек, но вскоре на советский берег пришел китаец-перебежчик, который сообщил, что погибших много, и все они похоронены в трех больших курганах. Японская пресса писала о 3 000 погибших китайцев. Известно, что в уезде Баоцин есть мемориальное кладбище, где лежат погибшие на Дамаском «Герои КНР», возможно, те самые, которые ножами резали раненых бойцов. Всего в конфликте погибло 43 пограничника и военнослужащих Советской армии. Пять человек получили звания Героя Советского Союза, из них трое — посмертно. Остров Даманский по новому договору отошел Китаю. Сейчас он каждую весну скрывается под водой. Китайцы уже 11 раз отстраивали заставу на нем заново.